Дети на экспорт: из фермы-приюта в Одинцово малышей отправляли за границу

1595085938_4124 Новости Одинцово

Зульфия Полевода

14 июля 2020 года решением Басманного суда арестованы врачи частной клиники, подозреваемые в торговле младенцами. Из «фермы-приюта» в Одинцово малышей, выношенных суррогатными матерями, отправляли за границу, в том числе в однополые семьи.

Всё началось в январе 2020 года: в посёлке ВНИИССОК скончался новорожденный. Обнаружив в той же квартире ещё троих младенцев, врачи «скорой» заподозрили неладное. Следственный отдел по городу Одинцово возбудил уголовное дело по факту торговли новорожденными и смерти одного из них.

Спустя полгода в Останкинском районе Москвы нашли аналогичную квартиру, где размещалась «ферма-приют» для детей суррогатных матерей. Здесь обнаружили пятерых новорождённых, которые, по мнению следствия, должны были стать гражданами Китая. В квартире обнаружили документы на детей, заполненные на китайском языке. Малышам уже дали китайские имена.

По словам Ольги ЯРОСЛАВСКОЙ, уполномоченной по правам ребёнка в Москве, сотрудница поликлиники пришла, чтобы провести первичный осмотр младенца. Она увидела, что, помимо него, в квартире находится ещё несколько детей, и сообщила об этом в полицию.

Следствие установило, что с фабрикой по производству детей связано как минимум девять человек — юристы, специалисты по суррогатному материнству и медики центра репродуктивной медицины. Девятая фигурантка дела — Татьяна БЛИНОВА, суррогатная мать, отправлена под домашний арест.

По мнению оперативников, организаторами торговли людьми были эмбриолог Тарас АШИТКОВ и репродуктолог Юлианна ИВАНОВА. А участвовали: Лилия ПАНАОИТИ — сотрудник роддома, врач-гинеколог; Валентина ЧЕРНЫШОВА — работала курьером, доставляла суррогатным матерям лекарства и продукты. Участниками группы правоохранители также считают сотрудников «Европейского центра суррогатного материнства»: В. МЕЛЬНИКОВ — руководитель, Р. ЕМАШЕВ — юрист; К. АНИСИМОВ — переводчик.

По словам Мельникова, он лично подбирал суррогатную мать для детей Аллы ПУГАЧЁВОЙ и Максима ГАЛКИНА. Но звёздные родители утверждают, что сотрудничали с другим медицинским центром.

В числе подозреваемых и руководителей юридической компании Константин СВИТНЕВ. Свитнев работает в сфере суррогатного материнства более 15 лет. Кстати, он сам отец четверых детей от суррогатных матерей. Сейчас юрист находится в Чехии, и планирует вернуться в Россию, когда откроют границы.

Как была организована торговля детьми?

По версии правоохранительных органов торговля детьми велась по схеме: россияне, которые пытались стать родителями с помощью ЭКО, сдавали свои биоматериалы в московскую коммерческую клинику «К+31 Петровские ворота», где из материала заказчиков выращивались эмбрионы. Однако вскоре клиенты узнавали, что из условных десяти эмбрионов выжил всего один. Согласно договору, его подсаживали суррогатной матери, которая вынашивала малыша. Остальные эмбрионы подсаживались другим суррогатным матерям, обычно приезжим.

Новорождённые с нянями содержались на съёмных квартирах в Москве и Подмосковье, позже их продавали по поддельным документам. Покупали «суррогатных» детей, например, влиятельные сотрудники правительства Филиппин. В том числе младенцев усыновляли и однополые пары. Есть подозрения, что малыши могли стать живым материалом для нелегальных операций трансплантации органов и медицинских опытов.

По мнению следствия, «неучтённый» младенец в России обходился в 2 млн руб., а иностранцы платили 3,5 млн руб. Указывается, что Мельников со своими сотрудниками отдавали детей на усыновление и ЛГБТ-парам. Во время задержания в квартире Мельникова оказался его очень близкий друг, который, испугавшись, упал в обморок на общую постель.

Сейчас следствие ищет биоматериалы, похищенные у граждан России. Сообщается, что власти обсуждают с Филиппинами возврат малышей, однако незаконные усыновители не собираются возвращать проданный им товар.

Позиция обвиняемых медиков

В связи с тем, что фигурантами являются дети, по просьбе прокурора дело слушается в закрытом режиме.

Адвокат Аркадий ЛУКЬЯНОВ утверждает, что обвиняемые не признают своей вины. Врачи считают, что просто делали свою работу. О некоторых из арестованных их клиенты отзываются как об опытных и талантливых врачах с богатой практикой.

Сотрудники центра репродуктивной медицины утверждают, что узнали о претензиях к своим сотрудникам из СМИ. А по мнению адвоката Игоря ТРУНОВА, юриста, сотрудничающего с центром репродуктивной медицины, это дутое уголовное дело.

Позиция экспертов

Многие не поддерживают точку зрения следствия. Например, главврач клиники «Хорошая практика» Наталья БАДИКОВА считает, что нужно разбираться в правильности оформления документов иностранцев, но, по её мнению, эту историю нельзя называть торговлей людьми.

По словам Владислава КОРСАКА, главы Российской ассоциации репродукции человека, доктора медицинских наук, медицинское сообщество сейчас на стороне врачей. Он считает, что возникают вопросы к юристам, но не к врачам.

Российская ассоциация репродукции человека (РАРЧ) сообщает, что будет настаивать на невиновности обвиняемых врачей и поддержит их.

Раскритиковал уголовное дело и Геннадий ОНИЩЕНКО, депутат Госдумы. Бывший главный санитарный врач РФ считает, что действия медиков не подпадают под эту статью, поскольку суррогатное материнство разрешено в России. Депутат заявил, что это дело нуждается в срочном правовом регулировании:

Тут два правильных варианта. Я приезжаю в Россию и оформляю гражданство — хотя у нас нет быстрой процедуры, — затем пользуюсь услугой суррогатной матери, забираю ребенка и оформляю на себя и уезжаю на родину. Или наоборот, я нанимаю женщину, она приезжает ко мне, рожает и потом уезжает.

Суррогатное материнство — источник высокого дохода

Сегодня торговля детьми — высокодоходный бизнес, а суррогатное материнство стало его частью. По оценкам оперативников, в России на данный момент работает более ста специализированных агентств.

Для женщин, решающихся на суррогатное материнство, выношенные и рожденные ими дети — это гарантированный высокий доход. Нина Дмитрушкова, суррогатная мать из Волгограда, родила своих четверых детей и ещё пятерых на заказ:

Храни Господи, пожалуйста, всех детей, которых я родила! Я иду рожать за деньги. А что я должна была сказать? Мне так больно было отдавать детей, я так расстраивалась? Ребята, это неправда! Я носила свой миллион в пузе и реально хотела получить свой миллион на руки, а дитя я могу сделать и с мужем на кровати.

Но когда один из заказчиков, у которого трагически погиб сын и который хотел видеть его продолжение во внуках, отказался забирать суррогатного ребёнка, Нина не бросила малышку и стала ей настоящей матерью, хотя муж поначалу был против.

Помимо гонорара за роды, суррогатные матери получают ещё и зарплату в течение всех девяти месяцев беременности. Это минимум 30 тыс руб., столько же на мелкие расходы — например, на смену гардероба.

Нине сейчас 35, по правилам она уже не может быть суррогатной матерью. Поэтому она на суррогатной пенсии, и у неё случился карьерный рост — женщина стала агентом. Нина ищет матерей, согласных рожать на заказ для иностранцев, среди которых действительно много китайцев. И объяснить это просто: в Китае суррогатное материнство запрещено, а в России — разрешено.




Добавить комментарий

Ваше мнение важно для жителей Одинцово!